Что является основным знаком в языке

Семиотика. Язык как знаковая система. Понятие знака и типы знаков в семиотике | sucmalosu.tk

что является основным знаком в языке

3)в) связь между знаком и его содержанием условна Между тем язык – это особая знаковая система. • Язык языка. • Основными ярусами являются. Языково́й знак — единица языка (морфема, слово, словосочетание или предложение), единицы (означающее и обозначаемое) не являются неподвижными, то есть соотношение между ними неизбежно нарушается. Постоянно сталкивается с проблемой знака педагогика: ведь основной момент при школу психологии мышления к работе К.Бюлера «Теория языка». .. На наш взгляд, семиотика и является той наукой, которая должна создать.

В этом случае отсутствие светового сигнала значимо, оно, как и мигание, передает информацию. И лишь молчание понятно говорит Это ситуации, когда информация передается материально не выраженной единицей.

Нулевой знак обладает смыслоразличительной функцией. Например, в оппозиции словоформ бел - бела - бело, каждая из которых имеет значение рода и числа, эти значения выражены по-разному: В словоформе бел значение рода и числа также осознается носителем языка, но в ней после корня нет никаких других частей, которые бы могли сигнализировать о грамматических значениях. Но на фоне словоформ бела, бело, где грамматические значения материально выражены, мы говорим о значимом отсутствии. Можно сказать, что значение м.

В данном случае речь идет о нулевой морфеме. Та же картина наблюдается при сопоставлении словоформ греб - гребла - гребло, каждая из которых осознается как форма прошедшего времени, но в словоформе греб это значение выражено отсутствием звуков после корня. Нулевым экспонентом может обладать и слово. Следующие сообщения отличаются грамматическим значением времени: На улице было темно. На улице будет темно. Предложения 2 и 3 имеют материально выраженный формальный показатель прошедшего было и будущего будет времени, а в предложении 1 со значением настоящего времени этот показатель отсутствует, но значение все-таки воспринимается говорящим и слушающим, следовательно, оно передано нулевым знаком, присутствие которого обнаруживается через оппозицию с однородными знаками будет.

Якобсон придает наличию в языке нулевых знаков особое значение, считая этот факт специфической характеристикой всей языковой системы: Виды связи между планом содержания и планом выражения знаков различны.

Языковой знак — Википедия

На этом основании Ч. Пирс [Пирс, ] выделил 3 типа знаков. Индекс указывает на предмет, но не характеризует.

Например, дым является индексальным знаком: К индексам причисляют как естественные, природные, так и искусственные, созданные человеком знаки. Это живописные изображения, фото, скульптура, схемы, чертежи, диаграммы, пиктографическое письмо, географические карты. Форма иконического знака и означаемое находятся в том или ином отношении аналогии.

Например, чертеж дома не есть дом, но это его знак, который не просто указывает на наличие дома, но демонстрирует устройство здания, количество этажей, расположение комнат. Например, рисунок какого- то животного подобен самому животному, человек на фотографии похож на реального человека. Многие дорожные знаки являются иконическими рис.

Иконический знак является простым для восприятия, поскольку его форма мотивирована его содержанием. Пирс [Пирс, ] в фундаментальном качестве икониче- ского знака - его мотивированности - видит способность знака не только замещать объект, но и непосредственно отражать его. Это означает, согласно Ч.

Пирсу, что иконические знаки настолько сливаются со своими объектами, что человек, рассматривая какое-либо изображение, может утрачивать осознаниетого, что перед ним не реальная вещь, а ее заместитель.

Например, существует легенда о греческом художнике, столь искусно изобразившем виноград, что птицы прилетели клевать. Иконические знаки наилучшим образом сохраняют информацию, поскольку если исчезнет группа людей, использующая данный знак, то его значение может быть восстановлено и использовано другими мыслящими существами, способными заметить то же самое физическое сходство. Этой условностью объясняется и то, что в разных ситуациях за одним экспонентом может быть закреплено разное содержание: Соединенные в кольцо пальцы в разных культурах несут различное содержание: Они потому условны, что их содержание связано с формой как бы по договору, гласно или негласно заключенному между пользующимися этими знаками.

Знак-символ - это знак, который связан с обозначаемым объектом только посредством конвенций, принятых сообществом носителей. Это отношение совершенно произвольное, так как между внешним видом знака и предметом, который он обозначает, отсутствует естественное физическое сходство рис.

В чем принципиальное различие между следующими знаками? Конечно, они разные внешне. Но принципиальное семиотическое отличие состоит в соотношении формы и значения у каждого из знаков. План выражения первого знака никаким образом не намекает на его содержание, в его внешнем виде невозможно прочесть его значение, в то время как форма второго знака мотивирована, обусловлена его содержанием.

Таким образом, по типу соотношения плана содержания и плана выражения определяем первый знак как символический, второй как иконический. Вот как доказывает различия между иконическим и символическим знаком Ю.

Большинство языковых знаков представляют собой символы, поскольку связь между экспонентом и содержанием языкового знака условна. Никто не знает, почему конкретное слово или морфема национального языка означает именно этот фрагмент действительности7. Они условно, как бы системой языка: Когнитивное направление лингвистики развивает мысль, идущую еще от В. Потебни, о том, что знак мотивирован духом народа, что звуки, избираемые для экспонента знака, обусловлены психологически, что связь означаемого и означающего знака можно видеть еще и в том, что форма знака может пониматься, по словам А.

Подобная позиция иллюстрируется в [Журавлев,.

  • К характеристике основных направлений исследования знака в логике, психологии и языкознании
  • Язык как система знаков
  • Языковой знак

Данная мысль не противоречит постулату произвольности знака Ф. Он утверждает отсутствие связи звучания знака с характеристиками вещи, которую этот знак обозначает: В истории науки имелись попытки объяснить выбор того или иного звука для экспонента слова свойствами объекта, который это слово называет. Прежде всего сами имена река - от слова течь - и стремнина подражают порыву благодаря этому звуку; затем слова трепет, обрывистый, а еще такие глаголы, как ударять, крушить, рвать, рыть, дробить, вертеть, все они очень выразительны благодаря [р].

Я думаю, законодатель видел, что во время произнесения этого звука язык совсем не остается в покое и сильнейшим образом сотрясается. Поэтому, мне кажется, он и воспользовался им для выражения соответствующего действия. А йотой он воспользовался для выражения всего тонкого, что могло бы проходить через вещи.

Поэтому идти и ринуться он изобразил с помощью йоты. Например, так он обозначил студеное, шипучее, тряску и вообще всякое сотрясение.

что является основным знаком в языке

И когда, давая имена, он подражал чему-либо вспенившемуся, то по негласному договору, называют именно те, а не иные, предметы, явления и прочие реалии. Кроме того, немотивированность языкового знака-символа доказывается еще и тем, что одинаковые значения в разных языках предаются разными экспонентами, что говорит о произвольности в выборе экспонента для передачи значения.

Предметное значение знака — это замещаемый объект. Подобным объектом могут быть предметы, в широком смысле слова — все, что способно стать объектом мысли, все, о чем можно что-либо утверждать или отрицать. В этом качестве могут выступать и характеристики предметов.

§ 1. Двусторонность знака

Вообще предметные значения знаков многообразны. Иногда даже трудно установить, каковы они для тех или иных видов знаков. В частности, это относится к предложениям. С большой степенью условности в логике считается, что предметными значениями повествовательных предложений являются такие абстрактные объекты, как истина и ложь.

Имеется в виду, что повествовательное предложение указывает на наличие определенной информации истинной или ложнойотносящейся к некоторой области действительности. Вопросительные предложения представляют ситуации, в которых, наоборот, наблюдается недостаток определенной информации и потребность иметь. Побудительные же предложения являются знаками наших желаний, стремлений, потребностей.

В качестве предметных значений знаков могут выступать и воображаемые предметы: Знаки, обозначающие подобные предметы, часто называют знаками-фикциями.

Однако они являются фиктивными лишенными предметных значенийкогда претендуют на обозначение реально существующих предметов. Но едва ли их можно характеризовать как фикции при обозначении объектов воображаемых миров: Не лишены предметных значений и такие знаки, которые хотя и обозначают нечто, не существующее в действительности, но используются в научном обиходе для определенных целей меридиан, вектор, число, абсолютно упругая жидкость и.

Приступая к изучению какого-либо объекта, мы ставим его в определенные отношения сопоставления и таким образом выделяем или создаем некоторое содержание. С другой стороны, и объект, включенный в связку предмета, видится не как таковой, а сквозь призму той его стороны или того свойства, которое выделено посредством сопоставления и зафиксировано в определенной знаковой форме.

Для человеческого общества, как мы уже сказали, предметы знания являются ничуть не меньшей реальностью, чем сами объекты. Одному и тому же объекту, как правило, соответствует несколько различных предметов. Это объясняется тем, что характер предмета зависит не только и даже не столько от того, какой объект он отражает, сколько от того, зачем этот предмет сформирован, для решения каких производственных и познавательных задач. Каждый из таких предметов развертывается в особую цепь или ансамбль связанных друг с другом замещений.

Эта сторона дела была подробно разобрана нами в предшествующем разделе. Но этот вывод является, по сути дела, ответом на поставленные выше вопросы о методах и средствах научного анализа эмпирической истории развития знаний. Понятие знака как органическая система 1. Попробуем наметить их, двигаясь по методу восхождения от абстрактного к конкретному. А В каких-то пределах исследование объективно существующих знаковых систем возможно без общего понятия знака как такового; и так оно, по-видимому, и шло на первых этапах.

Полученные при этом знания фиксировали какие-то частные особенности исследуемых объектов, например, системы лексических и синтаксических соответствий в разных языках, схемы логических выводов, стилистические приемы и. Мы не обсуждаем сейчас вопроса, в связи с какими задачами и в каких ситуациях оно было введено, хотя это очень важно; нас пока интересует результат: Схема 6 Теперь возникает вопрос о количестве и характере связей между выделенными блоками. При этом, как следует из общего философского учения об относительности истины, всегда существует известная неадекватность, или расхождение между объективными свойствами знаковых текстов и тем представлением или знанием о них, которое фиксируется в описаниях.

Одни считают, что они появляются в качестве средств, обеспечивающих организацию и осуществление деятельности, и в этом плане подобны алгоритмам.

В этом случае они не должны отражать или изображать какие-либо объекты, а служат лишь предписаниями, как бы планирующими этапы деятельности с объектами. Другие, наоборот, полагают, что понятия этого типа с самого начала появляются как изображения объектов, как продукты выделения и описания некоторых сторон объектов по поводу различия этих двух точек зрения см. Но, как бы ни возникали эти понятия, потом они всегда начинают употребляться также и в качестве описаний или изображений объектов.

Выражая эту связь, мы говорим обычно, что в понятии знака отражаются или фиксируются какие-то стороны реальных знаковых текстов, а также схемы нашей познавательной деятельности, направленной на них и создающей их частные описания.

Уже в этом компоненте, как легко видеть, переплетается ряд отношений и связей, существенно различающихся между собой: Из-за этого переплетения различных содержаний в одном понятии, а также в силу общего принципа ограниченности и относительности знаний, общее понятие о знаке мало соответствует как реальным знаковым текстам, так и их частным описаниям: Описанные выше связи и зависимости представлены на схеме 7.

Схема 7 Б После того как понятие знака сложилось, оно в свою очередь начинает определять направление и способы исследования реальных знаковых текстов.

Схема 8 В Положение усложняется еще более из-за множественности отношений такого рода, какие были указаны выше. Анализ реальных знаковых систем отражается в понятии знака, оно определяет характер дальнейших исследований самих знаковых систем, результаты, полученные здесь, вновь отражаются в понятии знака, ведут к его изменению и перестройке, измененное понятие обусловливает новый цикл исследования самих знаков, но при этом очень часто взаимодействует с прежним понятием, и это создает дополнительные коллизии разного рода.

Поэтому нужно постоянно иметь в виду это наращивание и усложнение взаимоотношений, их постоянное взаимодействие друг с другом и находить методы для того, чтобы сначала отделять одни отношения и связи от других, а затем учитывать их взаимосвязь и взаимовлияние. Этот метод анализа был детально разработан В. Розиным при исследовании развития знаний и знаковых средств математики и в принципе может быть перенесен на другие виды знаний. Г Дальнейший анализ показывает, что не только исследование, но и реальное производство и реальная жизнь знаковых систем в обществе оказываются зависимыми от тех понятий о знаке и знаковых текстах, которые имеет человечество.

В естественноисторических процессах появления и развития знаковых систем, как и при развитии многих других социальных образований, действует, безотносительно к тому, что хотят и желают отдельные индивиды, особый механизм управления. Очевидно, что, выпустив из поля зрения эту зависимость, мы получим совершенно превратное представление об отношении между знаковыми системами и общими понятиями о знаке, в особенности в том, что касается языков науки.

Суммируя сказанное в пунктах Б и Гможно ввести схему 8. Если мы возьмем, к примеру, объекты, изучаемые в физике и химии, то они всегда как целое противостоят исследователям; с ними можно оперировать, приводить их во взаимодействие с другими объектами, разлагать, соединять в комплексы и. На первый взгляд может показаться, что знаки в этом отношении ничем не отличаются от объектов физики и химии: Но это только видимость.

В этом легко убедиться на очень простом примере. Но эта графема получит значение и станет знаком, если мы сможем отнести ее к какому-либо определенному объекту или классу объектов. Пример с этой графемой благодаря ее многозначности отчетливо демонстрирует, что сам по себе материал знаковой формы не образует еще знака как такового, что в знаке обязательно должно быть еще что-то, что обеспечивает незатрудненное безошибочное понимание. В приведенном примере из-за особых условий омонимия это что-то выпало и знаковая форма потеряла обычно обнаруживаемые у нее свойства знака.

Фактически эти два человека имеют дело с совершенно разными образованиями; перед ними, если можно так выразиться, разные действительности. Но из этого, естественно, вытекает вопрос, важнейший в этом контексте: То, что мы уже выяснили, дает нам право ответить на этот вопрос отрицательно: Не может выступить в качестве таких объектов и звуковой или графический материал знаков: Поэтому оперирование с материалом знаков как с объектами ничего не даст для познания самих знаков.

Эта особенность объективной природы знаков проявляется и в процессах их исследования. Анализ отдельных знаковых выражений и знаковых систем всегда опирается прежде всего на понимание их значения или смысла.

Только понимание делает возможным расчленение знаковых выражений на отдельные значащие единицы, выделение связей между ними и вообще воспроизведение структуры выражений. Но это дополнение и восстановление происходят не в объективном плане, не в отчужденной объективной форме, а в его индивидуальном сознании. Здесь, таким образом, нет объективной исследовательской процедуры, направленной на содержание и значение знаков как на отчужденные предметы рассмотрения.

что является основным знаком в языке

Приступая к анализу текстов, исследователь, работающий этим способом, не ставит вопроса о том, как он понимает текст и как на основе этого понимания производит смысловое расчленение знаковой формы; он берет эту структуру смысла, а вместе с ней и смысловую расчлененность формы как уже понятое и знаемое, как данное и исходный пункт своей собственной специфической работы ученого.

Важно подчеркнуть, что в дальнейшем осознание этой процедуры и осуществляемого в ней противопоставления отношений к значениям и к материалу знаков привело к отождествлению деятельности понимания знаковых выражений с самими значениями и содержаниями, с той человеческой деятельностью, которая их создает.

В действительности же материал знаков объективно имеет значения и содержания; и эти значения понимаются людьми. Именно в том, что люди строго определенным образом понимают материал знаков, обнаруживается и доказывается объективное существование значений и содержаний, независимое от деятельности понимания.

свойства языкового знака

Итак, правильная, на наш взгляд, трактовка всех этих явлений может быть выражена в тезисе: Отношение между объективным значением и пониманием его можно сравнить с отношением между руслом и водой реки: II; Щедровицкий, Костеловский g].

Но из этого следует второй, еще более общий вывод, важный для нас в данном контексте: Но значит ли это, что объективный анализ знаков вообще невозможен и должен всегда строиться на одном лишь понимании значений и смысла их? Существует путь преодоления всех этих трудностей. Чтобы сделать возможным объективное изучение знаков, опирающееся на оперирование с ними как с объектами, нужно построить модели этих знаков и производить все познавательные операции на.

И на этот путь встала, по существу, уже античная наука. Но таким образом мы приходим к очень важному методологическому выводу. Оказывается, что знание о знаке, если мы хотим, чтобы оно было объективно-научным, должно быть, по меньшей мере, двухслойным, а все мыслительные, исследовательские процедуры, посредством которых оно образуется и развивается, должны содержать операции двоякого рода: В самом простом виде это представлено на схеме 9.

Схема 9 Связи с индексами 5. Появление объективного анализа знаков с помощью моделей не устраняет обычного понимания знаков. Эти два момента постоянно сосуществуют, постоянно соотносятся и взаимодействуют друг с другом, и это обстоятельство определяет многое в истории исследований знака, порождая массу специфических коллизий и противоречий. Обычное понимание знаковых выражений учитывает всегда всю совокупность связей и отношений, в которых находится и может находиться рассматриваемое выражение во всевозможных контекстах употребления .